zhuki06 (zhuki06) wrote,
zhuki06
zhuki06

"Строгая девушка". Часть II. Продолжение из "Турецкого дневника"

Это было время правления в качестве премьер-министра женщины политика аджарского происхождения Тансу Чиллер. Именно она тайно помогла чеченским боевикам в Первой чеченской войне. В том же году, после Сусурлукского скандала, скрытое стало явным. Правительство Турции перечисляло огромные деньги на счета мохаджиров, которые, в свою очередь, снабжали этими деньгами Чечню и Абхазию.

На территории Турции шла подготовка бандформирований чеченцев. На территории Турции убежище или прибежище находили разнообразные беженцы из стран Востока, преимущественно или только (?) мусульманского происхождения. Оказалось, бегут не только в Западную Европу!

Среди них были чеченцы, иракцы, персы, курды. Неподалеку от гешефта Чичи располагался дешевый отель, или, точнее, нечто типа общаги, приюта для такого рода беженцев. С двумя персонажами оттуда мне довелось познакомиться.

Трущобы

Один из них был из Ирака. Другой – курд из Ирана. Оба позиционировали себя как политические беженцы.

Я не помню их настоящих имен, поэтому диссидента из Ирака я назову Абделем Рахманом, оппозиционера из Ирана – Тейибом.

Абдель Рахман – худой, даже изможденный, уставший от жизни. Абдель Рахман – аристократ, активно несогласный с политикой  правительства Саддама Хусейна. Ему удалось найти физическое спасение в Турции, однако его семья осталась в качестве заложника в Ираке. Он не был коммунистом, не был курдом, может, Абдель Рахман был из шиитского меньшинства, чем от так досадил Саддаму Хусейну?

Тейиб – крупный видный мужчина с выразительной лепкой лица, называл себя министром в изгнании правительства «Свободного Курдистана». Это было независимое курдское государственное образование под мандатом ООН, просуществовшее всего несколько лет с 1992 по 1995 год . Когда в мае 1995 года курдский парламент самораспустился, Тейиб оказался в Турции.

Оба этих персонажа жили в одной крошечной комнатенке трущобной общаги, зарабатывая на жизнь невесть чем. Большую часть времени они были заняты воспоминаниями о своем прошлом, и если не было под рукой заинтересованного нового слушателя типа меня или Фрэнсиса, то они в очередной раз рассказывали давно знакомые истории друг дружке. Прошлое – единственное, что они, вопреки оторванности от дома и от семьи, не потеряли. Вокруг поговаривали, что оба они связаны с различными спецслужбами. Впрочем, подобные слухи все время циркулировали в определенных кругах Султанахмета, в нескольких известных мне публичных точках его многонационального ландшафта.

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author