zhuki06 (zhuki06) wrote,
zhuki06
zhuki06

"Строгая девушка". Часть II. Без любви. Продолжение

Пайц

Я удивилась, почему должна выполнять прихоти локальных властей, попыталась было перечить социальной работнице, но мои возражения были моментально разбиты ее железными доводами. «Надо! Других возможностей нет! Поезжайте, поговорите. Может быть, хотя и сомнительно, Вам удастся остаться в Потсдаме».

Как добиралась я в приемный лагерь под Пайцом представить невозможно, на перекладных, роль которых играли поезда и автобусы. По железке от Потсдама до Котбуса. Затем от Котбуса до Пайца. Пайц маленький старинный городок, знаменит своей электростанцией. Вокруг озера. Но мне было не до красот архитектуры и озер. Мне надо было добраться до перевалочного лагеря, особого пункта для переселенцев. Как я узнала позже переселенцев встречают на крошечном пайцовском вокзале и привозят туда автобусом или микроавтобусом. Мне же пришлось достичь цели самой. Лагерь находился в лесу за колючей проволокой. Везде автоматчики. Проходной пункт. Раньше, как рассказывают, здесь были казармы ограниченного контингента советских войск в Германии. Как я попала внутрь, не помню, шок от увиденного был силен. По территории лагеря гуляли какие-то странные типы в растянутых на коленках трениках, отдельно тусовались женщины неопределенного возраста в платках, и бегали разномастные ребятишки. Я поняла, эти русские, украинские, казахские и другие народности и были теми самыми русскими немцами-переселенцами. Один из автоматчиков с собакой – восточноевропейской овчаркой (на Руси таких собак называют немецкими овчарками), довел меня до стоящего немного в стороне дома. Это, как я осознала, был особый отдел. BND (Bundesnachrichtendienst) – Федеральной разведывательной службы Германии. Точный перевод – Германская служба новостей или информации. Другими словами – Германская Служба Доносов. Есть еще на неметчинеBfV (Bundesamt für Verfassungsschutz) – Федеральная служба защиты конституции Германии. Это, похоже, типа КГБ. И первое, тоже типа КГБ. Меня привели, так и хочется написать, конвоировали, в кабинет. Там сидел молодец, явно особист. При нем была переводчица, похоже такая же особистка. Я представилась, предъявила паспорт и распределительные документы. Меня пожурили, почему мол не была в Потсдаме, когда туда приезжали наши представители. Похоже, здесь серьезно полагали, что вновь прибышие на новую родину евреи обязаны безвылазно сидеть в общаге, так же как и их собратья по Счастью – переселенцы-репатрианты в своем перевалочном лагере.

Молодец спросил:

- Вы знаете, что шестьдесят семь еврейских семей решено переместить из Потсдама во Франкфурт на Одере?

Переводчица перевела.

- Что Потсдам решили сделать Юден фрай? – уточнила я на немецком.

Ответа не последовало. Особист не смутившись продолжал:

- Шестьдесят шесть семей уже переехали. Остались лишь Вы!

- А если я не хочу?

Не буду пересказывать всего нашего абсурдного диалога, или точнее триалога, так участницей этого действа являлась еще и переводчица. Ионеско отдыхает. Короче, мне объяснили, что выбора у меня нет, я с вещами ДОЛЖНА отправиться во Франкфурт на Одере. Там не хуже, чем в Берлине, или в Потсдаме, и есть старейший университет, где у меня есть шансы найти работу. Мы вместе вспомнили, что во Франкфурте на Одере родился великий немецкий писатель Генрих фон Клейст. С той лишь разницей, что молодец и переводчица называли его как и положено среди автохтонного населения Хенриком фон Кляйстом. Однако, мы поняли друг друга.

- Но умер то Клейст на Ванзее, около Потсдама, застрелив свою подругу и себя, - заметила я, продолжив, - хочу в Потсдам!

Ничего не помогало, спорить с немецкими чиновниками бесполезно. Я убеждалась в этом неоднократно. И казалось, уже давно, смирившись, делала то, что они мне советовали. Как правило, в результате достигала своей цели. Между тем, в этот день я пыталась в чем-то увещать очередных германцев, склонить их на свою сторону. Убедить. 

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author